RUS
 

Незнакомая Азия

ЯпонияОбразование в ЯпонииУчеба в Японии

Япония. Страна восходящего солнца 

Даже в наше время, когда, похоже, у народов не осталось тайн друг от друга, Япония - Страна восходящего солнца - из европейского ‘’далёка’’ кажется овеянной дымкой романтики. Что с того, что весь мир зачитывается Кэндзабуро Оэ и Харуки Мураками, что отделения японских компаний работают чуть ли не в каждой стране, а по улицам университетских городов разгуливают стайки улыбчивых японских студентов? Всё это ничуть не помогает разгадать загадку японского характера и японской культуры. 

При этом тяга европейцев ко всему японскому неувядаема. И каждому, кто увлечён хоть чем-то, связанным с этой страной, будь то оригами или икебана, японская поэзия или японская кухня, нестерпимо хочется проникнуть во все тонкости японской жизни. 
Сочетание древних культурных традиций с бурным развитием современных технологий, высококлассной космомополитической литературы со множеством "предрассудков" царящих в японских умах, - не может не интриговать. Неповторимая японская культура складывалась веками, и до середины 19 века Страна восходящего солнца была для европейцев настоящей terra incognita. В самом прямом смысле, так как до этого времени острова находились за непроницаемым "железным занавесом". Иностранцам въезд был строго запрещён, выезжать из страны местному населению тоже было нельзя. Возбранялось даже строительство больших судов, на которых можно было добраться до ненужного тогдашним властям "берега турецкого" и прочих африк: 

На территории Японского архипелага не существует точки, откуда расстояние до моря превышало бы сто плюс несколько десятков километров! Рельеф являет собой сочетание гор (около 75% суши) и равнин, разделенных горными отрогами. Причем на любой широте архипелага представлены как равнинные, так и горные участки - то есть зоны, весьма отличные по своим природным условиям. 

Находясь в целом в зоне умеренного температурного режима (за исключением островов Хоккайдо и Окинава), Япония отличается чрезвычайно влажным климатом (1700-1800 мм. осадков в год) - самым влажным в мире для данной температурной зоны. В связи с этим вегетация на островах характеризуется высокой интенсивностью - в своей температурной зоне в Японии отмечается самая высокая продуктивность растительной биомассы. 

Уже первые христианские миссионеры, побывавшие в Японии в XVI - XVII веках., отмечали необычайную тягу японцев к учению. И действительно: от этого времени осталось громадное количество письменных документов, включая многочисленные сельскохозяйственные трактаты и дневники, написанные самыми простыми крестьянами. 

В XIX веке степень грамотности японцев практически не отличалась от передовых стран Европы и Америки того времени (40% среди мужчин и 15% среди женщин), т. е. информационные процессы еще до прихода европейцев осуществлялись там с большой интенсивностью. 

На протяжении почти всего исторического периода Япония осознавала себя как периферию цивилизованного мира и никогда, за исключением ранней стадии формирования государственности и последнего столетия, не претендовала на роль культурного, политического и военного центра. Если учесть, что основной внешний партнер Японии - Китай, - напротив, обладал гиперкомплексом своей "срединности" (и сопутствующей ему незаинтересованностью в делах "японских варваров"), то станет понятно, почему потоки информации, направленные с континента в Японию и из Японии во внешний мир, до самого последнего времени не были сопоставимы по своей интенсивности. В процессах культурного обмена Япония всегда выступала как реципиент, а не как донор. 

Не только сама Япония ощущала себя как периферию ойкумены: внешний мир также воспринимал ее в этом качестве. Общепризнанным является и факт широкого заимствования японцами достижений континентальной цивилизации практически на всем протяжении истории этой страны. 

Трудно обнаружить в традиционной японской культуре и цивилизации хоть что-то, чего были лишены ее дальневосточные соседи (свои континентальные прототипы обнаруживают и знаменитые японские мечи, и сухие сады камней, и чайная церемония, и культура карликовых растений бонсай, и дзэн-буддизм и т.д.). Тем не менее, японская культура всегда была именно японской. Ведь своеобразие культуры проявляется не столько на уровне изолированно рассматриваемых "вещей" или "явлений", сколько в характере связей между ними, из которых и вырастают доминанты той или иной культуры. 

Чрезвычайно важно, что почти на всем протяжении ее истории заимствования осуществлялись Японией совершенно добровольно, а значит, Япония имела возможность выбора - заимствовались и укоренялись лишь те вещи, идеи и институты, которые не противоречили уже сложившимся местным устоям. В этом смысле Япония может считаться идеальным полигоном для исследований межкультурных влияний, не отягощенных актами насилия или же откровенного давления извне. 

Сказанное, разумеется, можно отнести к послемэйдзийской (начиная с 1868 г.) Японии лишь с определенными оговорками. Ведь "открытие" страны, связанное с событиями "обновления Мэйдзи", произошло под влиянием непосредственной военной опасности, грозившей со стороны Запада. Послевоенное же развитие в очень большой степени определялось статусом страны, потерпевшей поражение во второй мировой войне, и оккупационные власти имели возможность непосредственного контроля над государственной машиной Японии. Но до тех пор Япония скорее ждала, что мир "откроет" ее, чем искала сама пути к сближению с ним. 

Внешний мир ограничивался для нее по преимуществу Кореей и Китаем. Даже родина буддизма - Индия - привлекала обитателей островов очень мало. Страна, окруженная морем, не сумела создать быстроходных и надежных кораблей и не знала ничего такого, что можно было бы хотя бы отдаленно сопоставить с эпохой великих географических открытий. Эта эпоха коснулась Японии лишь в том смысле, что она была открыта европейцами. 

Подобная закрытость приводила к консервации особенностей местного менталитета и стиля жизни, вырабатывала стойкое убеждение в некоей "особости" Японии, ее культуры и исторического пути. 

Высокая концентрация населения 

Японию часто считают страной небольшой. Это не совсем верно, ибо ее территория (372,2 тысяч кв. км.) больше площади современной Италии или Британии. Однако, как было уже сказано, значительная ее часть занята горами.В какой-то степени это, видимо, предопределило общую историческую тенденцию к высокой концентрации населения. Так, число жителей первой столицы Японии - Нара - оценивается в 100-200 тыс. чел. (VIII век), в Киото в 1681 г. проживало 580 тыс. чел., а население Эдо (современный Токио) в XVIII в. составляло более 1 млн. чел., и он был тогда, судя по всему, крупнейшим городом мира. 

Эта тенденция сохранилась и в настоящее время: основная часть населения Японии проживает в гигантском мегаполисе на восточном побережье страны, в то время как остальная территория остается сравнительно малозаселенной. 

Таким образом, речь должна идти не только о незначительности пригодной для заселения территории, но и об особенностях национального характера, хозяйственной адаптации, социальной организации, которые приводят к тому, что люди предпочитают сбиваться вместе, даже если имеют физическую возможность к более свободному расселению. 

Высокая плотность населения образует такую среду, где распространение информационного сигнала происходит с большой скоростью, что является важнейшей предпосылкой возникновения культурной однородности, гомогенности. 

Имущественное расслоение никогда не было в Японии вопиюще велико, а жесткая система предписанных социальных ролей с обоюдными правами / обязанностями верхов / низов обеспечивала четкое функционирование социального механизма (острые общественные конфликты возникают, как правило, именно там, где социальные роли оказываются "смазаны" в силу различных причин). 
Обладая чрезвычайно высоким средним уровнем образованности, развитой и культивируемой индивидуальной рефлексией, японцы, тем не менее, известны на Западе своими коллективными формами поведения, понимаемого зачастую как "недоразвитость индивидуальности". Это, безусловно, не так. Речь должна идти о выработанной веками модели поведения в критически перенаселенном пространстве. Можно сказать, что свободный и осознанный выбор японцев заключается в отказе от индивидуальной свободы ради гармонизации общественных интересов в целом. 

Общая тенденция к миниатюризации прослеживается во всех областях японской культуры - начиная от поэтических форм танка и хайку и кончая искусством выращивания карликовых растений бонсай. Увлечение масштабным было свойственно японцам лишь на ранней стадии становления государственности. Даже эпос, изначально предполагающий гипертрофированное изображение событий, не демонстрирует в Японии страсти к сильным преувеличениям. 

Вообще, японскую культуру можно назвать "близорукой" (в отличие от "дальнозоркости" равнинных народов, в частности, русских): она лучше видит, а человек, ей принадлежащий, - лучше осваивает ближнее пространство, которое всегда было в Японии хорошо обустроено. 

Японская культура как бы всегда смотрит под ноги, и мышление стратегическое, абстрактное, философское, взгляд на мир "сверху", освоение дальних пространств и просторов никогда не были сильными сторонами японцев. Японское культурное пространство - это скорее пространство "свертывающееся", нежели имеющее тенденцию к расширению. 

Легкость, с которой японцы овладели техническими достижениями Запада, обусловлена, среди прочего, тем, что лежащая в их основе прецизионная точность технологических операций была освоена японцами очень давно, что, в частности, нашло выражение в подробно разработанной шкале измерений с удивительно малой для "донаучного" общества ценой деления. 

Давнее и воплощенное в каждодневной деятельности стремление к точности порождает известный всему миру перфекционизм японцев, их настойчивое стремление к совершенству. 

Предлагаем Вам попытаться самим разгадать загадочную японскую душу и посетить Страну восходящего солнца!
Незнакомая Азия

----
Яндекс.Метрика
Сервис обратного звонка RedConnect